сон разума (chistyakova) wrote,
сон разума
chistyakova

Итоги недели

Не было гвоздя –
Подкова попала.
Не было подковы -
Лошадь захромала.

Лошадь захромала -
Командир убит.
Конница разбита -
Армия бежит.

Враг вступает в город,
Пленных не щадя,
Оттого, что в кузнице
Не было гвоздя.

Всю неделю повторяю про себя это стихотворение.

Оттого, что в Сбербанке потерялись наши деньги, мы не могли получить лекарство для Нажмика Магомедова. Пошла в Сбер, написала заявление с просьбой выяснить судьбу перевода. Звоните, говорят, дней через пять. Звоню дней через пять. Вялая тетя отвечает: «А что вы так рано звоните, что-то я не вижу вашего ответа, и вообще срок рассмотрения таких заявлений – месяц». Тут я озверела. «У меня, - кричу ей в трубку – ребенок – пациент онкологического отделения, какой месяц, к черту. Ребенок не может месяц ждать!». Тетя посерьезнела, через пять минут мои деньги нашлись и скоро мы получим лекарства.

Оттого, что сотрудник отдела логистики фармфирмы не указала отделение и имя пациента, курьер с кансидасом прибыл в прошлую пятницу в 31ю больницу Санкт-Петербурга, потоптался на проходной и ушел. Потом были выходные, потом наступил понедельник и мы начали разыскивать кансидас. Мы его, конечно, нашли. Но в терапии произошел перерыв на один день.

Оттого, что курьерская служба следует букве закона, мы не можем получить эрвиназу для Кадиева. Служба «World Courier» требует, чтобы мы представили на таможню оригинал минздравовского разрешения на вооз лекарства, выписку из истории болезни ребенка, рецепт на лекарство из больницы. Объясняю им, что больница рецептов не выписывает. «А у меня инструкция есть! – надменно так отвечает мне таможенный менеджер World Courier’а. – И в инструкции написано, что нужен рецепт. Я занимаюсь таможенной очисткой несколько лет, я специалист и знаю, что говорю. Готовьте рецепт.» Ну, я опять озверела. «Если Вы специалист, - ору в трубку. – Возьмите телефон, позвоните на таможню и узнайте, как быть в тех случаях, когда рецепт выписать невозможно. Это ваша работа, в конце-концов!». Это было вчера, а сегодня выяснилось, что и в самом деле можно без рецепта.

А еще сегодня выяснилось, что российский офис World Courier’а имеет право связываться с моим поставщиком в Англии только через английский офис World Courier’а. Напрямую – ни-ни. Наш русский офис пишет в английский офис письмо с просьбой изменить счет на эрвиназу: в счет, оказывается, надо вставить номер паспорта мамы пациента, а так же прописку (по паспорту). Английский офис пишет моему поставщику просьбу изменить счет. Мой поставщик вносит изменения. Эта переписка длится весь день, но я узнаю о ней только вечером, когда поставщики звонят мне и вопят, что не могут изменить цифры в номере паспорта на лекарство эрвиназу, а полоумные русские этого требуют. Начинаю разбираться. Выясняется, что русский World Courier имеет в виду номер паспорта получателя. И им совсем не нужен в счете номер паспорта лекарства. Эту проблему мы уладили. На это ушел день.

Возникла новая проблема: названия производителя эрвиназы в счете и в разрешении на ввоз препарата различаются. На мое предложение вообще убрать название производителя из счета World Courier ответил, что это никак не возможно. Завтра день уйдет на решение этой, высосанной из пальца проблемы. Потом три дня праздников.

Между тем, лекарства ожидает ребенок, больной раком крови. Но всем насрать. Все действуют по инструкции. Все формально правы. Такая у них работа. После работы каждый из участников пойдет по своим делам. Кто-то - пить пиво. Кто-то – совершенствовать себя в фитнесс-клубе. Кто-то даже примет участие в русском марше. У каждого будет усталость от тяжелого рабочего дня (ведь напряженная все-таки была переписка из-за этого английского лекарства!). У многих, наверное, будет сознание честно выполненной работы. Ведь действовали так, как предписано в инструкции.

И только у Хетага Кадиева не будет эрвиназы.

Я тоже раньше сидела в конторе и работала по инструкции. Я тоже думала о том, чтобы соблюсти правила и чтобы никто не мог предъявить претензий. Я вот думаю теперь, а за моими бумажками не стояли ли какие-то люди?

Меня теперь мучают кошмары. По всей стране на миллионах столов лежат миллионы бумажек. А за бумажками – люди. Срок рассмотрения бумажки – месяц. В бумажке может быть допущена ошибка. Маленькая такая ошибочка, ничтожная. А дальше – как в детских стихах:

Враг вступает в город,
Пленных не щадя,
Оттого, что в кузнице
Не было гвоздя.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →