February 10th, 2006

ficaria verna

(no subject)

По моим меркам, я совершила подвиг. Разобрала чеки за те деньги, что я потратила на текущие нужды гематологических детей. Это не те деньги, что я собираю на кого-то конкретно. На Варыгина, там, или на Рафиева. Это те, что попадают ко мне для трат "на мое усмотрение".

Оказалось, у меня еще валяются чеки за 2003 и 2004 год. Не только 2005.

Оказалось, я их все помню. Тиментин Жене Лежнину, кансидас Илюше Аверину, тромбоциты Сереже Папкову. Микроволновка на квартиру к Маркунину и Оболенскому. Бетадин, митоксантрон, нимотоп, адалат в аптеке у Ивана Викторовича. Тогда еще Дарья деньги на адалат давала.

Отдельный пакет - похоронные квитанции. Там напоминание о моей самой болезненной потере. Чеки Лены Киселевой, выписанные на имя Светланы Петровны. Мама так и не приехала собрать Лену в последнее путешествие. Чеки за гроб и прочее, что в морге, есть. А чека за платье нет. Я сначала удивилась, что я не сохранила чек, а потом вспомнила. Я сама покупала платье в свадебном салоне. На свои. И не надо отчитываться.

Теперь мои воспоминания лежат в пластиковых папках-конвертах, и ждут, пока я куплю себе скоросшиватель с прозрачными файлами.
ficaria verna

Пап, а люди существуют? Нет, сынок, это фантастика

Доктора в нас не верят. Вот что сказал мне в интервью директор Гематологического научного центра РАМН, академик Андрей Воробьев.

"...сдача компонентов крови, это в первую очередь редкие группы эритроцитов и тромбоциты, она должна быть специально оплачена. Это контрактное донорство. Его нам нужно здорово развивать. Дело в том, что безвозмездно систематически приходить он (донор - Е.Ч.) не будет. У него нужно взять, допустим, десять доз тромбоцитов... Это больному плохо, мы знаем, что ему срочно нужны тромбоциты, я вызываю контрактного донора, плачу ему деньги. Просто так добровольно он может быть к этому не готов".

Безвозмездные доноры? Что ты, сынок, это фантастика.