July 22nd, 2006

ficaria verna

(no subject)

У нас идет совместная акция с третьим каналом. Огромное им спасибо.

Я работаю так себе, не очень. Утром проснулась в полдесятого - 40 пропущенных звонков. Вышла, пардон, в туалет - 12 звонков пропущены.

Удивляют две вещи.

Во-первых, мои сограждане очень высокого мнения о родном здравоохранении. Иначе, как объяснить, что они звонят в пятницу после 23:00 или в субботу весь день (и сейчас звонят) и спрашивают: "Алло, это детская больница? Это пункт приема крови?" То есть они все еще верят, что отечественные трансфузиологи самоотверженно дежурят на рабочем месте, в то время как вся страна весело проводит уик-энд.

Во-вторых, меня удивляют люди, которые ухитрились к 50 годам ни разу не сдать кровь при полном отсутствии противопоказаний к донорству.

Воистину, соотечественники здорово сохранились. Прям как младенцы.

И еще меня жутко раздражает слово кровИ, с ударением на последний слог. Поизносилась я.

ficaria verna

Личное

Не понимаю. Не понимаю, и наверное, поэтому ненавижу папаш, которые бросают больных детей.

Нет, не так. Я очень даже хорошо понимаю, что от любого кошмара хочется бежать. Бегут же люди от цунами, от ураганов, от бомбежек, от нищеты. И от семьи со смертельно больным ребенком тоже хочется убежать. Ведь это мучительно: ребенку постоянно, ежеминутно, круглосуточно нужен уход. Жена вся в нервах и вся в ребенке. И вся в слезах. И все время нужны деньги. И на тебя начинают смотреть как на опору, как на добытчика, как на того, на ком вся ответственность. Это очень тяжело, когда такая ответственность, когда так трудно и так мало шансов. Когда жизнь становится сплошной жестью, и выхода нет, и помощи ждать неоткуда. Только убежать.

Я понимаю, почему они бегут. Они хотят жить. Жить нормально, как живу я и живут многие вокруг меня. 

Я только не понимаю, как же они потом все таки живут. Женщину, которую любил, можно бросить. Это сплошь и рядом случается. Но как же можно бросить ребенка, которому ты отец, когда твоя кровиночка находится буквально на грани жизни и смерти. На грани - это не образное выражение, это реальность. Как можно предать своего ребенка, когда ему ТАК нужна поддержка? Когда он уже предан судьбой, лишен детства и невыносимо страдает? Когда ребенку нужны силы, чтобы бороться со смертью, с болью? Когда он может так и умереть, преданным?

Я не понимаю, как они, экс-отцы, живут со всем этим в душе? Как они не сходят с ума от сознания собственного предательства? Заводят новых женщин, работают где-то, пьют пиво по выходным.

Я иногда их ненавижу, а иногда меня охватывает ужас от мысли, как страшно им, наверное, жить на свете.

Это я так, без повода. Насмотрелась. А в последние дни почему-то думаю об этом часто.
ficaria verna

Ностальгическое

Так выглядел наш первый донорский календарь на 2004 год. Плагиатский такой, но зато мой самый любимый :-)
Что-то вспомнилось на ночь глядя.


Collapse )