November 19th, 2006

ficaria verna

Дорогой Бог, мальчик умер

Show must go on. Сегодня вечером я должна написать, что завтра нам понадобятся волонтеры на концерт «Со-Творение мира».

Не пишется. Потому что вчера умер Нажмик Магомедов, а мы только что узнали. Тот самый Нажмик, который с нами с 2004-го. Но тогда его звали Мирзой. Он вырос на наших глазах.

Когда Эльмира с Нажмиком уезжали, врачи говорили, что это скорее всего насовсем. Почечная недостаточность и сделать ничего нельзя. Нажмик бурно радовался. «Боже-боже-боже-боже мой! Я даже не верю, что я еду домооооой! Я так хочу домооооой!». А Эльмира ровным голосом говорила: «Мы вернемся недели через три. Будем делать прокол почек, дальше лечиться как-то». Я верю, что дома нам станет лучше, я так рада.». Мне было страшно все это слушать. А доктор Галя Геннадьевна потом сказала: «Она нас всех обманула. Она все-все понимала, но просто хотела избавить нас от прощания. Все выглядело так, будто уехали Магомедовы ненадолго. А на самом деле Эльмира и Нажмик уезжали навсегда». 

Никто никогда мне больше не скажет "Тетя Каття-а-а-а!", так, как говорил Нажмик.

Я хотела длинно написать, как он болел, сколько всего у нас с Нажмиком вместе было. Не пишется. Потому что Нажмик – он один из самых близких, самых любимых и родных. Хочу почему-то быть в Дагестане, с Эльмирой. Почему-то кажется, что побыть с Эльмирой, это почти что побыть рядом с Нажмиком. Эльмире сегодня звонила Люба, мама Дани Горохова. Но Эльмиру к телефону не позвали. Ей очень плохо. Я за нее боюсь.

А шоу будет продолжаться. Наша долбанная жизнь не позволяет остановиться. Так что если вы можете помочь нам завтра вечером с 19 до 22 (или даже пораньше) на концерте, звоните мне, пожалуйста. Помощь правда очень нужна. Мой телефон 961-49-91. Только не пишите по мылу. У меня все еще нет постоянного инета. Будет со вторника.